ВЫБОР РЕДАКЦИИ

Перспективы развития микроконтроллеров с краевым искусственным интеллектом

Проблемы разработки программно-управляемого аппаратного обеспечения

Искусственный интеллект – перспективы развития

Наступление эры искусственного интеллекта реального масштаба времени

Искусственный интеллект и увеличение интереса к краевым вычислениям

Бесшовная связь – становой хребет Четвертой промышленной революции

Использование биометрии в Сухопутных войсках США

Вопросы развития краевых вычислений

Машинное обучение открывает новые возможности FPGA

Материалы Симпозиума SEMI по промышленной политике

Современное состояние и перспективы развития рынка САПР

Teraki совершает «квантовый скачок» в сфере больших данных

Бум стартапов во Франции

Материалы Симпозиума SEMI по промышленной политике

Вопросы развития краевых вычислений

Экономические аспекты развития технологий искусственного интеллекта

О перспективах рынка потребительской электроники

Средства искусственного интеллекта учатся распознавать звуки

Превосходство КНР в области искусственного интеллекта: правда или миф?

Некоторые проблемы развития памяти с высокой пропускной способностью

Тайвань и американо-китайская борьба за лидерство в микроэлектронике

Новые стимулирующие меры для развития производственной базы полупроводниковой промышленности в США

Современное состояние китайской микроэлектроники

КНР готовится к технологическому «разводу» с США

Шесть чувств и не только…

Современное состояние производственной базы микроэлектроники

Некоторые аспекты американо-китайской «технологической холодной войны»

Некоторые тенденции развития производственной базы микроэлектроники

Сбываются ли планы КНР по обеспечению самодостаточности в области ИС?

Новый план стимулирования НИОКР в США на 34 млрд долл.

Прогноз продаж полупроводникового оборудования

Производственная база микроэлектроники США

Ренессанс полупроводниковых технологий

Проблемы развития микроэлектроники КНР

Министерство обороны США расширяет возможности корпорации SkyWater Technology

Проблемы развития микроэлектроники КНР

ЕС выделяет 2 млрд евро на повышение квалификации занятых в микроэлектронной отрасли

Состояние и перспективы микроэлектроники США

Методика оценки экологичности производства ИС

В КНР начался второй этап работы «Большого фонда» развития микроэлектроники

В КНР начался второй этап работы «Большого фонда» развития микроэлектроники

Выпуск 25 (6699) от 19 декабря 2019 г.
РУБРИКА: БИЗНЕС

В рамках реализуемых с 2014–2015 гг. программ развития национальной полупроводниковой промышленности КНР («Рекомендации по развитию национальной полупроводниковой промышленности» – ​櫼动国坅鞷僝电笭产业发霠穧嶷 и план «Сделано в Китае 2025» – ​齌国薴謾2025) был создан специализированный инвестиционный фонд. В октябре 2019 г. начался второй этап его деятельности. Каковы результаты первого этапа, что намечается сделать в рамках второго и какое значение этот фонд имеет для микроэлектроники Китая?

Этап II начался

С 22 октября 2019 г. в КНР началась реализация второго этапа (Этап II) деятельности Национального инвестиционного фонда микроэлектронной промышленности (国坅鞷僝电笭产业欒资哢旄鴥悢), известного также под названием «Большой фонд». Фонд зарегистрирован как компания с ограниченной ответственностью. По сравнению с Этапом I, реализация которого началась пять лет назад, финансирование Этапа II увеличено почти в два раза и составляет 204,15 млрд юаней (28,9 млрд долл.), что несколько превышает ожидания рынка. В рамках Этапа I финансирование получили 23 полупроводниковые фирмы, деятельность «Большого фонда» поспособствовала многочисленным сделкам слияния и поглощения и выходам на IPO. В настоящее время в китайской полупроводниковой промышленности активно обсуждается вопрос: что будет в центре внимания инвестиций Этапа II и кто из китайских производителей ИС окажется в выигрыше.

В этом плане есть некоторые подсказки. Так, на сентябрьском саммите руководителей полупроводниковой промышленности КНР один из управляющих «Большого фонда» заявил, что в рамках Этапа II большое внимание будет уделено созданию национальной индустрии оборудования для производства изделий микроэлектроники, такого как установки травления, осаждения тонких пленок, тестирования и очистки. Цель состоит в том, чтобы построить независимую, самодостаточную и «управляемую» цепочку китайской микроэлектронной промышленности.

Однако мнения отраслевых обозревателей относительно того, как должен выглядеть Этап II, разделились. Одни считают необходимым выйти за рамки полупроводниковой промышленности, охватив всю цепочку (от материалов до конечного использования ИС), другие желают сосредоточиться на разработке материалов и оборудования, а третьи считают крайне важным инвестирование в новые приложения, поддерживаемые новыми технологиями, такими как сети и средства связи 5G и искусственный интеллект (ИИ).


Кто участвует в Этапе II?

По сравнению с Этапом I источники акционерного капитала на Этапе II более разнообразны. Крупнейший акционер Этапа II «Большого фонда» – ​Министерство финансов КНР (22,5 млрд юаней, или 3,18 млрд долл.). Помимо него в проекте участвуют правительства провинций и местные органы власти, национальные производственные микро-электронные корпорации и группы, свободные экономические зоны и научно-промышленные парки (например, «Экономический пояс реки Янцзы» – 长阭经济带), пекинская компания по управлению активами JianGuang Asset Management Company, чья деятельность ориентирована на слияния и поглощения в микроэлектронной промышленности и других развивающихся отраслях, признанных правительством КНР стратегическими направлениями, и множество местных инвестиционных фондов. Среди акционеров есть и организации, напрямую не относящиеся к полупроводниковой промышленности, – ​такие как Shanghai Guosheng (Group) Co., Ltd., China National Tobacco Corporation, China Telecom.

Из-за большого количества акционеров (всего 27 организаций) Этап II «Большого фонда» более фрагментирован. Министерству финансов принадлежит 11,02%. Guokai Finance подписался на 22 млрд юаней (3,1 млрд долларов США), что составляет 10,78% средств фонда. Фонд акционерного инвестирования в стратегические развивающиеся отрасли Chongqing, China Tobacco и шесть других акционеров вложили по 15 млрд юаней (2,1 млрд долл.) каждый, на них соответственно приходится по 7,35% «Большого фонда».

В отличие от Этапа I, в котором средства местных органов власти рассматривались отдельно, при реализации Этапа II эти средства включаются в «общую копилку». Надо отметить, что местные власти (правительства провинций, крупных городов и т. д.) в данном случае представляют регионы со зрелой микроэлектронной промышленностью, интегрированной в национальный комплекс высокотехнологичных отраслей материкового Китая

Наиболее заметный участник Этапа II – ​«Экономический пояс реки Янцзы». В него входят провинциальные (муниципальные) фонды Шанхая, Цзянсу, Чжэцзяня, Аньхоя, Хубэя, Чунцина, Сычуани и других провинций и муниципалитетов, общий вклад которых составляет 102,2 млрд юаней (14,46 млрд долл.). Кроме того, в формировании акционерного капитала Этапа II «Большого фонда» участвуют Пекин, Фуцзянь, Гуандун (включая Шэньчжэнь) и другие регионы.


Как был реализован Этап I?

При реализации Этапа I было привлечено инвестиций на 138,72 млрд юаней (19,63 млрд долл.), благодаря чему «Большой фонд» стал крупнейшим единым промышленным инвестиционным фондом КНР. Эта сумма превысила первоначальный план в 120 млрд юаней (16,98 млрд долл.) на 15,6% [1]. Действительно, первоначально предусматривалось выделение 120 млрд юаней в период 2014–2017 гг. (табл. 1), но затем по различным причинам сроки (как начала, так и окончания) несколько сдвинулись, а финансирование увеличилось [2]. К концу сентября 2018 г. в рамках Этапа I получили инвестиции 77 проектов и 55 микроэлектронных предприятий. Инвестиции охватывают все уровни микроэлектроники, стратегические проекты и ключевые области применения продукции. Все обязательства фонда были выполнены к концу 2018 г. В 2019 г. фонд перешел на стадию постинвестиционного управления.


Таблица 1

Крупнейшие инвестиционные фонды КНР

Инвестиционный фонд

Бюджет

Назначение инвестиций

Руководство фондом

Национальный инвестиционный фонд микроэлектронной промышленности

120 млрд юаней в период 2014–2017 гг.

1. Финансирование и поддержка на национальном уровне

2. Целевая поддержка изготовителей ИС

3. Содействие консолидации микроэлектронной отрасли и улучшению конкурентоспособности ведущих изготовителей ИС

4. Распределение фондов:

– обработка пластин (40%);

– проектирование ИС (30%);

– корпусирование и тестирование ИС (30%)

Китайский банк развития (China Development Bank)

Правительства провинций и частные китайские паевые фонды

600 млрд юаней

Содействие интеграции ресурсов и процессу слияний и поглощений через инвестиции в основные предприятия, проекты и инновационные организации или платформы

Пекинский фонд акционерного инвестирования микроэлектронной промышленности (Beijing IC Industry Equity Investment Fund, 30 млрд конвертируемых юаней). Другие китайские города (такие как Ухань, Шанхай и Шэньчжэнь) следуют примеру Пекина и по его модели создают местные фонды поддержки микроэлектронной промышленности


Инвесторы, участвовавшие в известных международных сделках по приобретению и поглощению китайскими фирмами зарубежных компаний с целью доступа к перспективным технологиям и рынкам, считают, что «Большой фонд» решает ключевую проблему – ​отсутствия долгосрочного финансирования в полупроводниковой промышленности, особенно в производстве ИС. По данным Huaxin Investment, общие капитальные затраты микроэлектронной промышленности Китая в 2014–2017 гг. удвоились по сравнению с предыдущими четырьмя годами.

Благодаря «Большому фонду» будут уравновешены национальные стратегические потребности и рыночные механизмы. Специалисты Tianfeng Securities считают, что «Большой фонд», как крупный акционер, может способствовать сотрудничеству между предприятиями, работающими на разных уровнях цепочки наращивания стоимости и создания конечной продукции. В число этих усилий по созданию синергетического эффекта входят национальные проекты в области науки и техники, а также специальные строительные фонды поддержки микроэлектронной промышленности.

Аналитики Huaxin Investment считают, что крупные вложения в «Большой фонд» играют важную роль с точки зрения инвестиций в социальный капитал и повышения доверия к промышленности. Этап I деятельности «Большого фонда» (включая субфонды) способствовал появлению нового социального финансирования (включая долевое и акционерное инвестирование, корпоративные облигации, кредиты банков, трастов и других финансовых учреждений) на сумму около 500 млрд юаней (70,74 млрд долл.).

Набор целей Этапа II, по-видимому, несколько отличается от задач Этапа I. Дин Вэньву, президент «Большого фонда», заявил: «Чтобы построить промышленную цепочку поставок ИС, каждое звено должно быть органично интегрировано с пользователями отечественного оборудования и материалов. Только так можно добиться независимости, сделав цепочку поставок управляемой» [1].


Зарубежные оценки

По поводу результатов Этапа I отмечается, что пока большая часть ИС на территории КНР производится филиалами иностранных фирм (табл. 2). Правда, уже в ближайшее время, когда войдут в строй новые заводские мощности, заложенные китайцами в 2018–2019 гг., ситуация изменится [2].


Таблица 2

Производственные мощности основных китайских фирм и филиалов иностранных корпораций, расположенных на территории КНР

Место в 2018 г.

Компания

Объем продаж, млрд долл.

Деятельность

2013 г.

2017 г.

2018 г.

2023 г. (прогноз)

1

SK Hynix*

3,200

6,480

9,075

12,500

ДОЗУ

2

Samsung*

0

3,800

4,560

6,300

3D-NAND-флэш

3

SMIC

1,962

3,101

3,195

4,900

Услуги кремниевого завода

4

Intel*

2,650

2,325

2,675

3,800

3D-NAND-флэш

5

Huahong Group**

0,795

1,395

1,542

2,500

Услуги кремниевого завода

6

TSMC*

0,510

0,700

0,950

1,800

Услуги кремниевого завода

7

XMC/YMTC

0,150

0,250

0,300

5,400

Услуги кремниевого завода; 3D-NAND-флэш

8

CR Micro

0,165

0,220

0,245

0,365

Услуги кремниевого завода; стандартные ИС

9

Diodes-BCD

0,155

0,220

0,240

0,360

Услуги кремниевого завода; стандартные ИС

10

ASMC

0,117

0,150

0,180

0,280

Услуги кремниевого завода

Прочие

0,575

0,690

0,810

8,800

Производство ИС в КНР, всего

10,279

19,331

23,772

47,005

Мировой рынок ИС

271,900

369,400

430,800

571,400

Доля китайских фирм на мировом рынке ИС, %

3,780

5,230

5,520

8,230

* Производство только китайских филиалов.

** Включая Huahong Grace и Shanghai Huali.


По мнению ряда зарубежных аналитиков, в дополнение к «Большому фонду» китайское правительство может также пожелать следовать моделям вертикальной интеграции, чтобы национальная электронная промышленность быстрее достигла самодостаточности. При этом эксперты отмечают, что КНР собирается создать собственную полупроводниковую промышленность и цепочку поставок, независимую от США, и задаются вопросом: «Находится ли Китай на правильном пути для достижения поставленной цели?»

Например, представители аналитической группы фирм Yole Développement (г. Лион, Франция), работвшие в качестве консультантов правительства КНР, не уверены, что «Большой фонд» сам по себе – ​верный способ достижения цели. По их мнению, опыт китайских корпораций BYD и Huawei показывает, что на данный момент модель вертикальной интеграции очень важна для Китая. Это хороший способ сформировать короткие связи между потребностями рынка и цепочкой поставок без раздутой прослойки посредников.

Так, например, ведущий китайский автопроизводитель BYD начал самостоятельно разрабатывать необходимые для создания электромобилей компоненты и технологии, многие из которых выходят за рамки собственно полупроводниковых приборов. Электромобилям нужно все: от батарей, инверторов, силовых устройств до технологий корпусирования и интеграции, причем эти же «строительные блоки» оказываются ключевыми не только при создании электромобилей, но и при разработке новых систем управления энергией, используемых, например, в ветроэнергетике. В настоящее время в этих областях доминируют ФРГ и Япония. Переход к вертикальной интеграции позволит КНР и дальше развивать технологии, которые будут использоваться за пределами этих вертикально организованных структур.

Сказанное выше в полной мере касается корпорации Huawei и необходимых ей технологий. Например, модули входных радиокаскадов критически важны для многих беспроводных применений, включая базовые станции и смартфоны 5G. Разрабатывая собственные модули входных РЧ-каскадов, Huawei дает себе возможность обдумать, какие области нуждаются в ее внимании для разработки необходимых технологий, конструкций и интеллектуальной собственности. То есть у нее появляется возможность проектировать всю интегрированную систему производства и потребления этих модулей в Китае.


«Это не наши деньги»

Зарубежным аналитикам интересно, как Этап I оценивается в Китае, считается ли он успешным, кто ведет учет, существуют ли документальные отчеты о прибылях «Большого фонда». И, более конкретно, какие производители ИС существенно улучшили свое положение благодаря инвестициям «Большого фонда»? В конце концов, кто в Китае задается вопросом, насколько мудро (или плохо) китайское правительство тратит свои деньги?

Самый резкий ответ дал руководитель одной из китайских fabless-фирм: «В конце концов, это не наши деньги». Средства, которые местные компании получают от «Большого фонда», не похожи на банковский кредит, и ни один получатель не чувствует себя обязанным смотреть в зубы дареному коню. Их миссия состоит в том, чтобы потратить деньги и попросить еще.

Пока результаты Этапа I неоднозначны. Если спросить о них у руководителей крупнейших китайских полупроводниковых фирм, созданных при поддержке «Большого фонда», то у большинства из них ответа не найдется. Например, фирма Spreadtrum, поглотившая RDA, когда-то считалась яркой звездой. Сегодня трудно судить, на каком месте находится эта компания, ныне называемая Unisoc. В начале 2018 г. она, как сообщается, работала на платформе 5G-смартфонов с модемом Intel, однако летом 2019 г. Intel продала свой бизнес по производству модемов для смартфонов корпорации Apple. Напротив, фирма HiSilicon, ставшая подразделением корпорации Huawei по производству ИС, считается одной из ведущих китайских полупроводниковых компаний. В то же время успеха она добилась самостоятельно, без очевидного стимулирования со стороны «Большого фонда». Как бы то ни было, обозреватели электронной промышленности КНР поддерживают позитивный взгляд на «Большой фонд», рассматривая его как долгосрочный проект, необходимый для создания китайской микроэлектронной промышленности.

Представители исследовательской корпорации International Business Strategies (г. Лос-Гатос, шт. Калифорния, США) указывают: «…ключевой частью Этапа I было создание конкурентоспособных мощностей кремниевых заводов. «Большой фонд» – ​доказательство того, что КНР привержена целям создания устойчивой полупроводниковой промышленности. Начало Этапа II указывает на то, что, хотя не все цели Этапа I достигнуты, Китай не сдается».

Руководство корпорации VeriSilicon (г. Шанхай, КНР) заявило, что, если бы Китай не создал «Большой фонд», его полупроводниковая промышленность не смогла бы набрать нынешние обороты. Небольшие средства, разбросанные по малым проектам, не помогли бы промышленности и стране в целом разработать комплексный план развития национальной микроэлектроники.


«Большой фонд» как строитель уверенности нации

Многие специалисты рассматривают «Большой фонд» как ключевой фактор роста уверенности КНР в своих силах. Китай все больше убеждается в том, что может стать независимым от США в ряде ключевых областей электроники и полупроводниковых приборов. Без «Большого фонда» такой уверенности не было бы.

Основа китайской полупроводниковой промышленности – ​крупнейший кремниевый завод страны Semiconductor Manufacturing International Corp. (SMIC, №4 в мировом рейтинге «чистых» кремниевых заводов). Сейчас он начинает выпускать 14-нм ИС. Хотя крупнейший в мире кремниевый завод Taiwan Semiconductor Manufacturing Corp. (TSMC) уже осуществляет серийное производство 7-нм ИС, крупный сегмент рынка ИС с топологиями 14 нм и выше останется открытым для SMIC до 2030 г.

Безусловно, «Большой фонд» играет важную роль в разработке в КНР основных типов полупроводниковых приборов, таких как память и микропроцессоры. Однако электронной промышленности нужно больше, и Китай должен стремиться развивать передовые технологии. Ряд отраслевых аналитиков, специализирующихся на КНР, отмечают, что многие китайские фирмы просто не готовы к работе с «Большим фондом». Представители фирмы Huada Empyrean Software (г. Пекин, КНР), разрабатывающей инструментальные средства САПР, утверждают, что «…китайские компании должны сначала нарастить мускулы, чтобы использовать такое финансирование – ​многие из них слишком незрелы, чтобы эффективно использовать деньги».

Тем не менее сообщество китайских проектировщиков изделий микроэлектроники быстро развивается. За последние несколько лет возможности проектирования полупроводниковых приборов в КНР значительно улучшились. В то время как компания HiSilicon успешно развивается в своем классе сама по себе (благодаря мощи Huawei), фирма VeriSilicon получила финансирование от «Большого фонда» и сейчас разрабатывает 7-нм ИС совместно с TSMC и 8-нм ИС вместе с Samsung, а попутно накапливает достижения в области проектирования и получает собственные СФ-ядра, созданные для ИС, спроектированных по заказам корпораций Google, Facebook и Amazon. Вполне вероятно, что разработки 7-нм ИС ведут также ZTE и Unisoc.

Основные факторы, стимулирующие развитие проектирования полупроводниковых приборов в КНР, – ​быстро растущий спрос на процессоры и ускорители ИИ, а также множество китайских компаний, жаждущих выйти на рынок ИИ. За последние пять лет масштабы создания интеллектуальной собственности (СФ-блоков) в Китае значительно расширились. Яркий пример – ​фирма Cambricon (г. Пекин), разрабатывающая нейросетевые процессоры, что помогает Китаю создавать базовые возможности ИИ. Специалисты фирмы Graphcore (г. Бристоль, Великобритания) утверждают, что в КНР есть около 70 очень хорошо финансируемых компаний по производству ИС ИИ. Их проблема в том, что многие из них предлагают почти аналогичную продукцию, основанную на сходных архитектурах. Ситуация чем-то похожа на железные дороги – ​если не хочется ехать по чужим маршрутам, придется проложить собственные пути и построить собственный дифференцированный подход. «Если вы все сделаете правильно, в конце концов люди последуют за вами» [3].


 Liu Luffy. China’s ‘Big Fund’ Phase II Aims at IC Self-Sufficiency. EE Times, October 30, 2019: https://www.eetimes.com/document.asp?doc_id=1335249

”来羛ㄐ哪瓾IC细暐龙头将敳壏ˋ时间. October 28, 2019: https://www.eet-china.com/news/201910281113.html

Yoshida Junko. China Must Go Beyond Big Fund. EE Times, November 19, 2019: https://www.eetimes.com/author.asp?section_id=36&doc_id=1335308


ЧИТАЙТЕ ТАКЖЕ