ВЫБОР РЕДАКЦИИ

Тайвань и американо-китайская борьба за лидерство в микроэлектронике

Стратегический план Made in China‑2025 вышел из-под контроля

Краткий обзор работ в области 5G и значение миллиметрового диапазона

Производственная база микроэлектроники США

Состояние и планы развития ведущих кремниевых заводов

Состояние и планы развития ведущих кремниевых заводов

Европейские полупроводниковые фирмы открывают центры НИОКР в США

Краткий обзор деятельности ведущих кремниевых заводов

КНР готовится к технологическому «разводу» с США

SMIC: передовые технологии, производственная база и государственное финансирование

SMIC: передовые технологии, производственная база и государственное финансирование

Некоторые тенденции развития производственной базы микроэлектроники

Китайская технология 3D-флэш-памяти NAND-типа

Тенденции развития современных производственных мощностей

Достижения КНР в области индустрии ИС ЗУ

Intel принимает бизнес-модель IDM 2.0

GlobalFoundries и стимулирование производственной базы микроэлектроники в США

Возвращение «блудных сыновей»

Возвращение «блудных сыновей»

Выпуск 10(6684) от 23 мая 2019 г.
РУБРИКА: БИЗНЕС

Тайваньские высокотехнологичные фирмы долго рвались на китайский рынок, боролись за право работать там со своим правительством, вводившим ограничения для них. Они уже вложили в свои заводы на территории КНР значительные средства, а теперь уходят… Правда, по мнению обозревателей, происходящее говорит о ситуации не столько в Тайване, сколько в Китае.

Множество тайваньских фирм, переместивших свои производственные операции в Китай за последние десятилетия, теперь возвращаются домой. За последние четыре месяца 40 островных фирм со значительным объемом бизнеса в КНР решили покинуть материк. Это движение, иногда описываемое на Тайване как «ход лосося» (имеется в виду, что лосось идет на нерест по рекам против течения), вряд ли можно назвать исходом. Тем не менее это веха для Тайваня, правительство которого более 15 лет пытается выманить эти фирмы из Китая.

По данным Министерства экономики страны (Ministry of Economic Affairs, MOEA), фирмы, объявившие об уходе из КНР, пообещали правительству в Тайбэе инвестировать на родине более 200 млрд тайваньских долларов (6,47 млрд долл. США). Как надеется министерство, число «репатриантов» увеличится. Обозреватели же полагают, что уже вернулось больше фирм, чем объявляло о подобном решении – ​потихоньку, без фанфар. Для Тайваня даже эта сумма инвестиций будет значительной – ​не только из-за различия размеров двух стран (см. рисунок), но и из-за того, что в ближайшие годы КНР планирует вложить в развитие своей микроэлектроники более 100 млрд долл.



Источник: EE Times

КНР и Тайвань – сравните размеры


Широко распространено мнение, что данное явление спровоцировала американо-китайская торговая война. Запретительные ставки таможенных тарифов, введенные правительством США на китайские промышленные товары, поставили фирмы, обладающие мощностями в КНР, перед угрозой потери доходов.

Однако, по словам некоторых высокопоставленных руководителей фирм и тайбэйских официальных лиц, для производителей, уже планировавших покинуть КНР, это просто оказалось удобной ширмой. На самом деле тайванцы уже давно видели зловещие предзнаменования, и краткосрочная политическая напряженность между двумя мировыми экономическими гигантами – ​просто удобный предлог. Реальная причина возвращения тайваньского хайтека на родину – ​ухудшение условий бизнеса, а именно рост стоимости рабочей силы, быстро растущие расходы на социальное обеспечение и экологические налоги. Для крупных корпораций, таких как Foxconn, это не очень существенная проблема. Но большинство малых и средних тайваньских фирм не могут удовлетворить постоянно ужесточающиеся требования китайцев. Наконец, не последнюю роль играют растущие политические и экономические страхи Тайваня перед гигантским соседом. Особенно раздражающей многие тайванцы находят систему социальных кредитов КНР, в рамках которой правительство ранжирует собственных граждан (включая их активность в Интернете).

Страхи Тайваня еще больше подпитало прошлогоднее решение очередного съезда компартии Китая (КПК), согласно которому пребывание человека на высшей государственной должности больше не ограничивается двумя сроками. Новая политическая система, позволяющая Си Цзиньпину оставаться у власти хоть всю жизнь, является в глазах тайваньских фирм еще одним признаком того, что в стране развивается недружественная к бизнесу внешняя среда.


ФОРМИРОВАНИЕ БОЛЕЕ ПОЛНОЙ ЦЕПИ ПОСТАВОК

Тот факт, что инвестиционный поток обернулся вспять, послужил огромным стимулом для роста уверенности в себе как у народа, так и у правительства Тайваня. Возвращаются домой фирмы – ​лидеры местной промышленности.

На проходившей в середине апреля 2019 г. Тайбэйской международной выставке автомобильных узлов и принадлежностей (Taipei International AutoParts & Accessories Show) руководители местных промышленных ассоциаций и представители правительства рассмотрели тему репатриации на примере автомобильной промышленности. В числе последних «возвращенцев» оказались фирмы Sonar Auto (специализация – ​настройка автомобильной светотехники) и Mobiletron Electronics (системы управления аккумуляторными батареями). Предполагается, что их инвестиции позволят создать на острове гораздо более комплексную цепочку поставок. Так, Mobiletron приняла решение об инвестировании в III кв. 2019 г. около 2,5 млрд тайваньских долларов (81 млн долл. США) в свои производства близ Тайчжуна (центр западного Тайваня), а производство электрических шин (для систем управления аккумуляторами) начнется ближе к концу года.

Участники выставки подчеркнули, что страна снова становится центром производства подключаемых к сетям автомобилей и перспективных систем помощи водителю (ADAS).


СТОИМОСТЬ ВЕДЕНИЯ БИЗНЕСА В КИТАЕ

Важно заметить, что MOEA в этом году начало программу «Добро пожаловать назад». В ее рамках предоставляются различные стимулы: бесплатная аренда земли в течение первых двух лет, льготные банковские кредиты и доступ к консультациям по вопросам исчисления и уплаты налогов, оптимизации налого-обложения. По данным MOEA, упомянутые 40 возвращающихся фирм создадут на местном рынке более 21,2 тыс. новых рабочих мест (т. е. в среднем по 530 на фирму).

Представители каких групп возвращаются на остров? Это поставщики серверов, сетевых приборов, автомобильных компонентов, электроники транспортных средств, а также производители велосипедов. Во II кв. 2019 г. ожидается появление изготовителей прецизионных станков, а также представителей электронной промышленности.

Тайваньским компаниям все труднее оставаться в КНР из-за роста стоимости ведения бизнеса и ужесточения государственного контроля. Затраты на рабочую силу в Китае с 2009 г. выросли в четыре раза, что сделало разницу в зарплатах в этих странах несущественной. Кроме того, правительство Поднебесной оказывает давление на компании с целью распределения расходов на социальное обеспечение, которые с 2009 г. увеличились в три раза. И, наконец, китайские власти требуют уплаты экологических налогов. Все эти три фактора вместе взятые уже сделали ведение дел в Китае слишком дорогим для многих фирм.

Дело не только в налогах – ​Пекин предъявляет к бизнесу все более назойливые требования, например требует места в советах директоров для своих представителей. Так, соисполнитель и исполнительный председатель совета директоров корпорации Alibaba, одной из крупнейших фирм в области электронной коммерции, решил оставить свой пост вскоре после того, как Пекин и государственные предприятия начали играть все более активную роль в деятельности корпораций. При председателе Си Цзиньпине значение и размер национальной интернет-индустрии серьезно выросли, что побудило власти «натянуть поводок». В настоящее время представители фирм, работающих в КНР, не рассматривают эту внезапную отставку как единичный случай. Они опасаются, что их бизнес также может столкнуться с усилением политического давления со стороны китайских властей.


РЕПАТРИАЦИЯ И ДЕФИЦИТ ЭЛЕКТРОЭНЕРГИИ

Проблема, с которой может столкнуться правительство Тайваня, если все отечественные фирмы начнут массово возвращаться на остров, – ​дефицит электроэнергии. При значительном расширении производственных мощностей за счет возвращающихся производителей в условиях постепенного отказа от ядерной энергетики эта проблем неизбежно возникнет.

В течение последних нескольких лет правящая демократическая прогрессивная партия вела Тайвань к поставленной цели – ​достижению в 2025 г. безъядерного статуса. Победившая на выборах во многих окружных магистратах и городах оппозиционная партия «Гоминьдан» требует гораздо более постепенно снижать зависимость страны от ядерной энергетики.

Многое зависит от предстоящих в 2020 г. президентских выборов, итоги которых определят, в каком направлении двинется политика «через пролив» – ​смягчатся или обострятся отношения острова с материковым Китаем.

Для Тайваня, страны с относительно небольшим размером экономики, возвращение местных фирм из КНР – ​важное событие. Это явление безусловно будет способствовать экономической модернизации острова.

Любопытно, что некоторые фирмы, возвращающиеся домой, желают остаться анонимными. Недавно MOEA намекнуло, что инвестиции некоего «известного производителя электроники» составят 54,7 млрд тайваньских долларов (1,77 млрд долл. США). Это самая большая сумма капиталовложений среди 40 фирм, объявивших о своем возвращении на родину. Неназванный производитель электроники намерен создать 8 тыс. новых рабочих мест. Одним из основных направлений его деятельности станет технология искусственного интеллекта.


Yoshida Junko. Taiwan Tech Homeward Bound from China. EE Times, April 28, 2019: https://www.eetimes.com/document.asp?doc_id=1334623


МНЕНИЕ ЭКСПЕРТА

Александр Баулин

Возвращение компаний в Тайвань напрашивалось, но главная причина, мне кажется, все-таки экономическая. Вмешательства в дела фирм, не препятствующие получению доходов, всегда переносились тайваньцами с даосским спокойствием. Однако политика переноса технологий и контроля управляющих мест в компаниях грозит тайваньским фирмам потерей конкурентоспособности по сравнению с китайскими. За прошедшее время они утратили преимущество практически во всех сферах, кроме, может быть, создания системных и видеоплат, а также литографических фабрик. Теперь же налоги на китайские товары позволят тайваньским компаниям, выпускающим сравнимую продукцию, выигрывать в ценовой конкуренции.

Из потенциальных положительных последствий – ​создание новых устройств тайваньскими технологическими лидерами: Asus, Acer и другие компании сейчас много экспериментируют с ноутбуками и смартфонами, чтобы вернуть интерес к первым и создать конкуренцию Samsung, Apple и китайским производителям во второй категории.


ЧИТАЙТЕ ТАКЖЕ